Кто есть кто в современном российском собаководстве.

Интересные заметки прессы о собаках.

Модераторы: Евгений, Varvar, kinolog, kam

Аватара пользователя
kinolog
МОДЕРАТОР
МОДЕРАТОР
Сообщения: 4359
Зарегистрирован: Ср июн 04, 2008 10:07 am
Откуда: Москва
Контактная информация:

Кто есть кто в современном российском собаководстве.

Сообщение kinolog » Сб янв 03, 2009 9:11 pm

Информация устаревшая, но интересная:


Опубликовано Varvara в сб., 2009-01-03 21:59 на сайте http://dogschool.ru/node/162

Кто есть кто в современном российском негосударственном собаководстве.
Источник: http://dalmatin.karelia.ru/art.html

Я. Балыш - Приводится с небольшими сокращениями.


Последние 10 лет для российского собаководства были временем бурной общественной самодеятельности. После появления в 1986 г. "Положения о любительском объединении, клубе по интересам" во множестве стали возникать новые, нередко остро конкурирующие друг с другом, организации собаководов.

Разгул плюрализма, "феодальная раздробленность", хаос "клуботворчества" продолжались относительно недолго. Собаководы стали приходить к пониманию общности интересов, осознанию потребности в координации, упорядочении объединений. Появились ассоциации, федерации, союзы, лиги и иные структуры, объединяющие ранее созданные организации.

Российская кинологическая федерация, Единая независимая кинологическая ассоциация, Союз кинологических организаций, Российская кинологическая ассоциация, Лига независимых кинологических организаций, Российская лига кинологов, целый ряд международных новообразований-близнецов - в таком изобилии "самых-пресамых" даже искушенному собаководу легко заблудиться. Налицо явное несоответствие уровня чьих-то притязаний действительной значимости организации.

В этой статье изложены результаты небольшого исследования, предпринятого нами с сугубо утилитарной целью - сориентироваться самим и, возможно, помочь другим выбрать свой путь в собаководстве.

1. Немного истории

Традиционно в нашей стране собаководство подразделялось на охотничье, служебное и декоративное. В 70-е годы появилось понятие любительского собаководства, в 90-х годах - независимого. Все негосударственное собаководство, сосредоточенное в руках любителей, мы склонны считать любительским собаководством. Но чтобы не вносить лишней путаницы в запутанные и без нас обстоятельства, воспользуемся в нашем кратком историческом экскурсе общеупотребительными определениями разновидностей современного негосударственного собаководства: охотничье, служебное, любительское и независимое.

1.1. Охотничье собаководство

Охотничьим собаководством в нашей стране занимались с незапамятных времен, но организационно оно началось оформляться только с конца 19 века. В 1874 году Обществом правильной охоты в Москве была устроена первая выставка охотничьих собак. В 1902 году в Москве вышел первый том племенной книги, включавший в себя сведения об охотничьих собаках с 1862 года. Для сравнения: старейшая кинологическая организация мира - английский Кеннел-клуб, организованный в 1873 году, ведет свои родословные книги породистых собак с 1874г.

В советский период первые организации собаководов возникли после Гражданской войны в форме секций при кооперативных обществах охотников, объединенных в 1924 г. Всероссийским промыслово-кооперативным союзом охотников - "Всекохотсоюзом".

Росохотрыболовсоюз, пришедший на смену Всекохотсоюзу, в течение ряда десятилетий обеспечивал ведение Всероссийской родословно-племенной книги охотничьих собак (ВРКОС).

Организационные изменения в охотничьем собаководстве привели к тому, что в 1992 г. былазарегистрирована Российская федерация охотничьего собаководства (РФОС).

1.2. Служебное собаководство

Организованное служебное собаководство в России возникло в первые годы ХХ века, когда были созданы первые небольшие питомники розыскных собак полиции и "Общество поощрения применения собак в полицейской и сторожевой службе", содержавшее специальную школу дрессировок.

После революции и Гражданской войны первой общественной организацией служебного собаководства стала Центральная секция служебных собак (ЦССС), работавшая при Всекохотсоюзе с 1925 по 1928 год. С 1928 г. после передачи служебного собаководства из системы Всекохотсоюза в ОСОАВИАХИМ история служебного собаководства неразрывно связана с ОСОАВИАХИМОМ-ДОСААФ.

Еще в апреле 1927 г. ЦССС заводит Основную Всесоюзную Родословную Книгу Служебных Собак (ОВРКСС), в которую заносились собаки имевшие три известных поколения предков. Собаки, не имевшие трех поколений, заносились в Вспомогательную книгу (ВРКСС). Впоследствии Всесоюзную родословную картотеку служебных собак вел ДОСААФ СССР.

Происшедшие в стране изменения привели к образованию 25 сентября 1991 г. Российской оборонной спортивно-технической организации (РОСТО) - правопреемника ДОСААФ.

В начале 90-х годов была зарегистрирована Российская Федерация служебного собаководства.

1.3. Любительское собаководство

В ноябре 1973 г. по решению Исполкома Моссовета в Москве было создано Московское городское общество любителей собаководства (МГОЛС), которое объединило владельцев собак 34 пород. В июне 1974 г. решением Подольского городского совета был создан Подольский городской клуб собаководов. Далее стали появляться аналогичные любительские организации по всей стране. Возникло явление, которое впоследствии стали называть любительским собаководством.

Любительских клубов, созданных по решениям местных органов власти, оказалось недостаточно для всех желающих сказать свое слово в собаководстве. Поэтому стали возникать клубы, любительского собаководства при Обществах охраны природы и Обществах защиты животных. Для первых лет существования любительского собаководства в большей степени была характерна конкуренция, а не поиск путей сотрудничества. Понадобилось 20 лет для того, чтобы была образована Российская федерация любителей собаководства.

1.4. Независимое собаководство

К середине 80-х годов любительскому собаководству стало окончательно тесно в существующих рамках. Происходившие в стране процессы сделали возможным появление 13 мая 1986 г. знаменитого "Положения о любительском объединении, клубе по интересам" (исх. ВЦСПС N 05/15-38С-Т). Воспринятое с восторгом в момент своего появления сейчас оно вызывает странное чувство. Постановление, не представившее почти никаких свобод гражданам, утвердили 12 инстанций!

Любителей выпустили погулять, но на очень коротком поводке. Тем не менее, этого было достаточно для того, чтобы толпы собаководов рванулись на свободу. За короткий срок возникли тысячи новых организаций. Самыми первыми организациями "новой волны" были "Фауна", "Зоосфера", "Ольф","Кинология", "Элита". Родилось независимое собаководство.

До 1986 г. породы собак были четко распределены между охотничьими, служебными и любительскими клубами. Разведением пород, широко применявшихся на охоте, занимались охотничьи клубы, ДОСААФ монопольно руководил разведением 10 служебных пород, остальные породы были отданы на попечение любителей. Новые организации, в отличие от уже существующих, провозгласили свое право заниматься без ограничений любыми породами собак.

Рождение организаций "новой волны" по времени совпало с тем, что тысячи собаководов получили возможность свободно выезжать за рубеж, общаться с новыми породами собак, обмениваться информацией и племенным материалом. Сравнение советской модели организации негосударственного собаководства с западной выявило ряд преимуществ последней. Новые организации во многом стали ориентироваться на международное сотрудничество, на привнесение зарубежного опыта в практику организации российского собаководства.

Основная идея независимого собаководства - самостоятельный выбор направлений развития, отказ следовать устаревшим догмам.

В 1993 г. была зарегистрирована Ассоциация независимых кинологических организаций России (АНКОР), основное ядро которой составили объединившиеся "Фауна" и "Элита".

2. Российская кинологическая федерация (РКФ)

Для начала рассмотрим небольшую хронологическую таблицу.

10 октября 1991 г - первоначальная регистрация РКФ как филиала по РСФСР Всесоюзной кинологической федерации;

25 мая 1995 - официально опубликован и вступил в силу Федеральный закон Российской Федерации от 19 мая 1995 г. "Об общественных объединениях";

1995 г. - Перерегистрировались в соответствии с новым законом Российская федерация служебного собаководства (РФСС), Российская федерация любительского собаководства (РФЛС), Российская федерация охотничьего собаководства (РФОС), Ассоциация независимых кинологических организаций России (АНКОР);

21 декабря 1995 г. - в Вене заключен договор между FCI и РКФ о контрактном партнерстве;

2 августа 1996 г. - РКФ перерегистрирована в соответствии с новым Законом РФ "Об общественных объединениях". Согласно новому Уставу учредителями РКФ являются РФСС, РФЛС, РФОС и АНКОР.

13 сентября 1996 г. - в Москве состоялся Первый съезд представителей Российской кинологической федерации (см. Вестник РКФ N1-96);

23 декабря 1996 г. - Департаментом животноводства и племенного дела Минсельхозпрода России утверждено "Положение о племенной работе с породами собак в системе Российской кинологической федерации" (см. Вестник РКФ N2-97)

1997 г. - подписан договор о взаимодействии между РКФ и национальными кинологическими организациями Белоруссии и Латвии, подписавшими контракты о партнерстве с FCI (см. Вестник РКФ N3-97).

Итак, РКФ существует седьмой год. Ее деятельность уже можно оценить не по декларациями о намерениях, а по конкретным делам. А дел за шесть с небольшим лет сделано столько, что с нашей стороны было бы самонадеянно пытаться их все перечислить в данной статье. Поэтому коротко о том, что является на наш взгляд, главным: совместными усилиями РФСС, РФЛС, РФОС и АНКОР в РКФ удалось объединить все направления, существующие в российском негосударственном собаководстве. Тот, кто сам пробовал что-то организовать, знает, как бывает трудно убедить даже небольшую группу людей в наличии у них общих интересов. Достаточно просто воспринимается то, что РКФ является самой крупной организацией собаководов в истории России, гораздо труднее представить себе, какой могучий организаторский талант понадобился отцам-учредителям РКФ для того, чтобы в короткий срок создать и четко структурировать общественную организацию, превышающую по численности многие не самые маленькие государства мира. подавляющее большинство самых авторитетных и талантливых функционеров российского собаководства работает в системе РКФ. Надеемся, никто на нас всерьез не обидится, если мы заметим, что "самые авторитетные и талантливые" очень часто оказываются и самыми капризными. Пусть теперь читатель сам прикинет, что удерживает этих людей в РКФ; РКФ заключила с FCI договор о контрактном партнерстве. Конечно, было бы, наверное, лучше сразу записаться в действительные члены FCI, но и контрактное партнерство предоставило миллионам российских собаководов возможность более полноценного общения с коллегами по всему миру. За шесть лет в РКФ создана такая нормативная база собаководства, какой в России еще никогда не было. Ряд требований этой нормативной базы напрямую соответствует этическому критерию любительства (в нашем случае любитель - это тот, кто любит собак). На первом съезде представителей РКФ было отмечено, что "практически закончено формирование региональных филиалов РКФ по всей территории России; созданы и работают большинство Национальных клубов по породам" Иными словами, РКФ выстраивает матричную структуру управления, которая в максимальной степени обеспечивает гармоничное сочетание интересов территориальных многопородных организаций с интересами любителей отдельных пород собак; РКФ учитывает не только требования Международной кинологической федерации, но и традиции российского собаководства. Племенная работа в РКФ ведется "с распределением пород в соответствии с их классификацией FCI и традиционным использованием в России" (см."Положение о племенной работ с породами собак в системе Российской кинологической федерации"). В постановлении Первого съезда представителей РКФ сказано: "в срок до 1 января 1997 года Президиуму РКФ разработать и представить на утверждение в Минсельхозпрод РФ концепцию развития кинологической деятельности в России, уделив особое внимание сохранению и развитию отечественных пород собак, представляющих национальное достояние:"

3. Альтернативные организации

К числу наиболее заметных альтернативных собаководческих организаций относятся СКОР-ЕНКАР, РКА, АНКО-РЛК, похожие на близнецов два международных новообразования МСОКО (IUPCO) и загадочная Международная Кинологическая Общественная Организация "Ассоциация Белый Клык".

3.1. СКОР-ЕНКАР

Возможно, правильнее эту организацию было бы назвать ЕНКАР-СКОР или, точнее, ЕНКА-СКО. Дело в том, что сначала была зарегистрирована Единая независимая кинологическая ассоциация (ЕНКА). Мечтая о всероссийском статусе, ей сзади контрабандой добавили букву "Р". Затем в 1995 г. ЕНКА(Р), желая поднять свой статус до общероссийского совместно с четырьмя дружественными организациями зарегистрировала общероссийское общественное объединение "Союз кинологических организаций (СКО)". И опять забыла к официальному названию добавить слово "России", чтобы получился "СКОР". Если же отставить в сторону юмор по поводу названия, то необходимо признать, что СКОР-ЕНКАР является крупнейшей из альтернативных организацией. Если РКФ запланировала на 1998 год проведение более 400 сертификатных выставок и 36 различного рода соревнований, то СКОР, на тот же период, наметил порядка 30 выставок. Как определила в свое время конкурсная комиссия Минсельхозпрода России, отличие СКОР от РКФ состоит в том, что "СКОР является существенно меньшим общественным кинологическим объединением, не ведет централизованную выдачу родословных, не обладает единой базой данных по культивируемым породам собак".

Вообще критиковать СКОР после того, как его неоднократно раздраконили в изданиях Российской лиги кинологов, занятие неблагодарное. По нашему мнению, СКОР мог бы стать вполне симпатичной организацией, если бы меньше суетился по поводу своего статуса и был более разборчив в связях.

3.2. РКА

Российской кинологической ассоциации (РКА) не повезло. Их сейчас насчитывается целых две: одна в составе РКФ, другая - альтернативная. Нам представляется более конструктивной позиция РКА, которая пребывает в составе РКФ. Согласно, закону, в одной сфере деятельности не должно быть двух организаций с одинаковым названием, поэтому есть надежда, что в скором времени положение с РКА нормализуется.

3.3. ЛНКО-РЛК

Лига независимых кинологических организаций (ЛНКО) возникла в 1992 г. на волне возмущения Постановлением Правительства РФ "О мерах по совершенствованию собаководства в Российской Федерации" от 7 мая 1992г. N 290.

Занятия собаководством часто увлекают всю семью, но ЛНКО в этом плане представляет собой нечто уникальное, она напоминает семейное предприятие, которым руководит семейство Голей-Варваркин, состоящее из мужа, жены, бывшей жены, сына, невестки и т.д. При этом все члены семьи на момент регистрации ЛНКО имели по три года собаководческого стажа. В 1995 г. стаж увеличился вдвое и составил уже шесть лет на члена семьи, в дополнение к ЛНКО под руководством того же семейства учредилась Российская лига кинологов (РЛК). 1996 год был звездным для ЛНКО-РЛК:

26 февраля был зарегистрирован собственный журнал "Кинополис"; 15 апреля Президентом РФ подписано распоряжение "О национальной системе кинологической деятельности и собаководства"; 13 июня состоялся I съезд кинологов России; собаководческий стаж руководящего ядра увеличился еще на один год.

Журнал "Кинополис" получился красивым: мелованная бумага, отличная полиграфия. Жалко только, что четвертого номера собаководы дожидаются уже второй год.

Распоряжение Президента РФ мы обсуждать не осмеливаемся, но твердо знаем, что "национальная система кинологической деятельности и собаководства" - полный бред, который призван: "укрепить гражданственность и государственность в процессе формирования целостной саморазвивающейся национальной системы кинологической деятельности и собаководства; установить значимость общественной полезности собаководства для соблюдения государственных интересов в области кинологии".

I Съезд кинологов России показался нам любопытной штучкой. И вот по каким причинам: в одном месте его называют просто I съездом, а в другом - I съездом по созданию национальной системы кинологической деятельности и собаководства в Российской Федерации; ровно половина текста из приветствия Президента по случаю выхода в свет первого номера журнала "Кинополис" слово в слово перекочевала в приветствие съезду кинологов. Вызывает сомнение то, что под приветствием журнала проставлены дата, номер и факсимиле Президента, а под приветствием съезду ничего этого нет. Надо будет позвонить Президенту и узнать, действительно ли он посылал приветствие съезду кинологов. Мы сомневаемся в этом. в обращении съезда к собаководам страны сказано, что "Распоряжением Президента Российской Федерации от 15 апреля 1996 г. N 191-рп предложено создание национальной системы кинологической деятельности и собаководства в России". Читаем президентский текст: "Поддержать инициативу Российской лиги кинологов по созданию...". Ну и жуликоватый народ составители обращений! Сначала лезут к Президенту с инициативой, а потом на весь мир нагло заявляют, что Президент им сам все предложил. Еще одна цитата из обращения съезда: "...первый в истории российской кинологии Съезд заложил фундамент построения национальной системы собаководства, освобожденной от деструктивного влияния централизации, унификации и свободной от единообразия подходов...".

По нашим же сведениям, первый кинологический съезд в России состоялся в 1925 г. задолго до рождения творцов независимой от здравого смысла "национальной системы кинологической деятельности и собаководства".

Скрепя сердце, мы можем простить авторам обращения "деструктивное влияние централизации, унификации", но вынуждены заметить, что система, освободившаяся от единообразия подходов, перестает быть системой.

Резолюция съезда - крепкая смесь мракобесия и чванства:

п. 3. "Признать Распоряжение Президента Российской Федерации ... существенным шагом в развитии российского собаководства...". То-то Президент был польщен...; п. 25. "От имени I Съезда кинологов России по созданию национальной системы кинологической деятельности и собаководства в Российской Федерации обратиться к руководству Международной кинологической федерации (FCI) по поводу Договора между Российской кинологической федерацией (РКФ) и FCI от 21 декабря 1995 г. с уведомление, что российская сторона в лице I Съезда кинологов России не считает данный Договор правомочным и действующим". Это мы оставим без комментариев. п. 28. "От имени I Съезда кинологов России: обратиться в Администрацию Президента Российской Федерации и соответствующие компетентные органы с ходатайством об учреждении профессионального праздника - "День кинолога". По этому пункту имеем два предложения:во-первых учредить не просто "День кинолога", а "День кинолога России по созданию национальной системы кинологической деятельности и собаководства в Российской Федерации",во-вторых, отмечать "День кинолога России по созданию..." 1 апреля одновременно с другим профессиональным праздником.

Можно было бы еще долго обсуждать резолюцию I Съезда кинологов России, ибо этот источник глупости неисчерпаем, но рука уже черпать устала.

За принятие резолюции I Съезда проголосовало 83,7% делегатов; против - 2%; воздержались 14,3%. Всего на съезде зарегистрировались 142 делегата из 20 регионов России. Вопрос: сколько на съезде присутствовало нормальных людей? Ответ: 2% от 142 составит 2,84 или, примерно, 3 человека.

От интересных разговоров о I Съезде кинологов России перейдем к собственно работе РКЛ-ЛНКО.

Открываем книжку "Большой Кубок России". Это изданный ЛНКО каталог (справочно-методическое издание) национальных специализированных выставок и чемпионатов, входящих в комплекс кинологических мероприятий "Большой Кубок России". Чтобы не утомлять читателя, заглянем лишь в каталог национальной специализированной выставки "Большой Кубок России", проходившей 16-17 сентября 1995 г. (стр. 81-107).

Последний номер внесенной в каталог собаки 1806, а всего записано на выставку 417 собак 17 пород.Разница 1806 - 417 набегает за счет того, что вместо общеупотребительной и удобной, сплошной нумерации собак РЛК-ЛНКО применила надуманную неудобную систему нумерации, призванную ввести в заблуждение в отношении действительных масштабов мероприятия. Предоставим читателю самому судить, насколько 417 собак 17 пород могут претендовать на статус российской национальной выставки.

Итак, перед нами банальная проблема "несоответствия уровня притязаний имеющимся возможностям". Но было бы несправедливо утверждать, что РЛК-ЛНКО напрасно тратит деньги на свои издания. Они представляют большой интерес для всех, кто специализируется на сборе компроматов в сфере российского собаководства.

РЛК-ЛНКО - одна система, две лиги, два лица... Что касается отношений РЛК-ЛНКО к сторонним собаководческим организациям, считаем необходимым предостеречь всех организаторов выставок: не пускайте корреспондентов РЛК-ЛНКО на свои мероприятия. Они найдут и сфотографируют забитую мусором урну, а потом опубликуют ее фотографию как иллюстрацию основного содержания вашей выставки. Мы не утверждаем, что в деятельности РЛК-ЛНКО не содержится ничего позитивного, просто в этот раз нам не повезло. Надеемся, что наши наблюдения не послужат причиной появления "определенного рода фрустраций" у руководителей РЛК-ЛНКО.

3.4. МСКО (IUPCO) и МКС (IKU)

В феврале1997 г. в Минюсте РФ был зарегистрирован Международный кинологический союз (IKU). Чуть раньше там же был зарегистрирован Международный союз общественных кинологических организаций (IUPCO).

30 ноября 1997 г. IUPCO провел свою первую выставку "Содружество-97". Выставилось 1500 собак 85 пород. Чуть раньше 25-26 октября свою первую выставку провел IKU. Экспонировалось более 2,5 тысяч собак.

Президент IUPKO - Л.И. Велищанская, имя президента IKU нам пока неизвестно. Президент Российского объединения IUPCO - А.В. Беляев; президент Российского отделения - В.В. Бедель.

Идейные платформы IUPCO и IKU схожи как два патрона в обойме, обе ориентированы на сотрудничество со странами СНГ. Возникает вопрос, зачем сразу две одинаковых международных организации.

Всмотритесь в лица президентов. Л.А. Велищанская и А.В. Беляев до недавнего времени были членами Президиума СКОР, в недрах которого и вызрела идея международного кинологического союза со странами СНГ. Регистрация была поручена Велищанской, которую планировалось использовать в качестве ответственного секретаря. Однако, когда IUPCO был готов, Велищанская и соблазненный ею Беляев подняли бунт на корабле. Президент СКОР Уражевский, как настоящий джентльмен, не стал отнимать дорогую игрушку у женщины. Но международность манила, и IUPCO обзавелся братишкой IKU, а похожи братья потому, что у них один общий папа - СКОР. Сейчас рано еще судить, какой вклад в развитие отечественного и мирового собаководства смогут сделать IUPCO и IKU. Поживем - увидим. Элементы преемственности уже просматриваются. СКОР давно обещает лечебницу, крытый кинодром, кладбище для домашних животных, IUPCO уже пообещал среднюю и высшую государственную школу для углубленного изучения кинологии.

3.5. МКОО "Ассоциация Белый Клык"

Международная кинологическая Общественная Организация "Ассоциация Белый Клык" (регистрационный N 3075 от 26.10.95 МЮ РФ) привлекла наше внимание по причине своего международного статуса.

Нам очень понравилось то, что МКОО "АБК" решила работать со служебными, служебно-спортивными и пользовательными собаками отечественных пород.

Два момента пробудили нашу фантазию, Во-первых, МКОО "АБК", являясь международной организацией, стала одним из учредителей и членом другой международной организации (IKU). Следовательно, МКОО "АБК" отныне является дважды международной организацией. Во-вторых, МКОО "АБК", по нашему мнению, как никто другой могла бы отдать дань уважения великому Джеку Лондону, взяв себе его имя. Представляете, как красиво могло бы прозвучать Дважды Международная Кинологическая Общественная Организация "Ассоциация Белый Клык" имени Джека Лондона? Это Вам не скромненькая аббревиатура МКОО "АБК" и не общежитие имени монаха Бертольда Шварца! Надеемся, эта дружеская шутка никого не обидит.

4. Итоги

Мы выяснили для себя, что в собаководстве, по большому счету, могут быть только две позиции: строить или "бороться"; работать или завидовать чужим успехам; находить взаимопонимание или злобствовать:

Каждый сам должен выбирать свою позицию, Будьте внимательны, читайте, анализируйте, проверяйте и, дай вам Бог, никогда на разочаровываться в сделанном выборе.
Изображение

Аватара пользователя
Василий
Наш человек
Наш человек
Сообщения: 405
Зарегистрирован: Ср июн 04, 2008 11:38 am

Re: Кто есть кто в современном российском собаководстве.

Сообщение Василий » Чт май 07, 2009 4:13 pm

Любителей доберманов, боксеров, догов и некоторых других пород выгнали из системы ДОСААФ в 1972 году. Подписал исторический приказ генерал-майор танковых войск, фамилию его уже не помню. Формулировка была примерно такой: с 1 января 1973 года считать перечисленные породы не служебными, из системы ДОСААФ их исключить и перевести в клубы декоративного собаководства. Конечно, это был полный вздор, хотя бы потому, что ДОСААФ не имел права что-либо приказывать клубам декоративного собаководства. Так мы оказались со своими собаками просто на улице.

Ничего не оставалось кроме попытки как-то объединиться с декоративщиками. Их клуб в Москве располагался в небольшом подвале на Хорошевском шоссе. Возглавлял его пожилой гражданин пройдошистого вида Николай Клавдиевич Волков. Собаки его не интересовали в принципе. В углу кабинета валялись пачки родословных. Об учете, разумеется, и речи не было. В одной родословной могли мирно соседствовать пекинесы и японские хины, в другой - пинчеры и той-терьеры… Здесь просто разводили маленьких собак. Приходили старушки, расстилали на столе газету, на нее клали жареную курицу и огурцы, ели, пили чай, обсуждали семейные проблемы, целовали собачек. С удивлением и без всякого интереса они узнали от нас, что существуют правила разведения собак, такие науки как зоотехния, генетика.


Бывшим досаафовцам как-то трудно было примириться с тем, что их собаки в одночасье превратились в декоративные. Решили создать на базе декоративного клуба новую организацию, объединяющую любителей собак разных пород и назначений - Московское городское общество любителей собак (МГОЛС). Сформировали организационный комитет, в который сначала вошли Р.Пушкарская, И.Греч и я. Для придания солидности позже включили в него и самого авторитетного советского кинолога А.Мазовера, а также представителя декоративщиков Н. Волкова.
Мы не сразу догадались, что Волкову вовсе ничего не хотелось менять. Он быстренько скумекал, что дотошные варяги помешают ему осуществлять разные манипуляции с родословными и не оставят на его единоличное распоряжение финансы нового клуба. Во всех инстанциях, куда Волков от имени оргкомитета обращался, он убеждал чиновников не поддерживать создание нового клуба.
Проходил месяц за месяцем, а дело не двигалось. Случайно мы узнали, какую пропаганду в начальственных кабинетах ведет наш Николай Клавдиевич. К этому времени мы успели уже фактически убедиться в том, что свою работу в декоративном клубе он довольно беззастенчиво и, конечно, противозаконно использовал для улучшения собственного материального положения.
Я сходил к своему знакомому Михаилу Постникову, занимавшему важный пост в Моссовете, и попросил о помощи. Михаил Александрович пригласил Волкова к себе на ковер, рассказал, какими фактами располагает и предложил на выбор: добровольное увольнение или тюрьму. Волков принял первое предложение… А пару дней спустя Постников позвонил мне вечером и потребовал к утру подготовить устав новой организации и принести его в Моссовет на рассмотрение и утверждение. Всю ночь мы с Пушкарской корпели над сочинением документа. Главная идея, которую хотелось внедрить, - демократизация любительского собаководства. Мы так наелись солдафонской авторитарностью ДОСААФ, что хотели на юридическом уровне закрепить другие принципы.
Устав МГОЛС был утвержден 17 августа 1973 года. Началась принципиально новая эпоха советского собаководства. Опираясь на московский прецедент, аналогичные организации мгновенно появились на всей территории СССР.
Уже в августе МГОЛС в авральном порядке подготовил и провел свою первую выставку - на главной площадке страны - ВДНХ. К этому событию я успел опубликовать брошюрку "Служебная собака - доберман". Название было в ней самым главным, своего рода вызовом решению ДОСААФ.
С этой брошюрой связан смешной эпизод выставки. Я написал на листке бумаги объявление : "На ринге номер 3 продается б р о ш ю р а "Служебная собака - доберман" и попросил одного из распорядителей выставки зачитать текст через громкоговоритель. Не успел отойти от микрофона и на десять шагов, слышу голос на всю выставку: "На ринге номер 3 продается б р о ш е н н а я служебная собака доберман".
Народ заволновался. Собаку не успели потерять, а ее уже продают…

При подготовке учредительной конференции нового общества, которая определяла на несколько лет задачи и выбирала правление, мы поторопились. Бывших служебников, успевших узнать о создании нового общества, было еще не так много. Адреса и телефоны остальных оставались в клубе служебного собаководства. И поэтому на конференции делегатов от служебников было гораздо меньше, чем от декоративщиков. Что тут началось! Старушки нас страшно испугались: пришли какие-то чужаки, напористые, с другими представлениями о собаководстве, а ведь все было так хорошо, по -домашнему… Поэтому первую часть конференции они посвятили попыткам не допустить избрания в состав правления А.П. Мазовера. Мы столкнулись с неслабыми оппонентами. Они еще не забыли о своем славном опыте коммунальных кухонных баталий и бодро взялись за дело. В чем только не обвинили Александра Павловича! Конечно, я за него вступился. Когда они поняли, что Мазовера не свалить, последовала вторая часть наступления, посвященная уже мне. На трибуну поднялась совершенно незнакомая мне дама преклонных лет и рассказала, как я ее бил. Свою взволнованную речь она завершила риторическим вопросом в зал: "Как вам не стыдно, Евгений Григорьевич, вы ведь пожилой человек". Мне было 27 лет, она никогда меня не видела, а готовившие ее выступления товарки забыли ей сообщить о моем возрасте. Впрочем, закаленных ветеранок эта накладка совершенно не смутила. Александр Павлович промолчал.
С тех пор у меня установились очень сложные отношения с декоративным "бомондом". Ему не нравились мои настойчивые призывы работать по правилам. Потом у меня возник конфликт с городским отделом ветеринарии, который почему-то считался куратором МГОЛС от Моссовета и пытался вмешиваться в дела собаководов. В таких случаях со ссылкой на официально утвержденный устав МГОЛС, не прудусматривавший подчинения ветеринарной службе, я рекомендовал этим чиновникам не беспокоиться. Мазовер же демонстрировал готовность подчиняться. Всю жизнь его пугали, многих друзей-кинологов истребили практически на глазах. Жизнь давно приучила его к унижениям. Помню, однажды на большой выставке генерал Григорий Пантелеймонович Медведев крикнул во всю глотку: "Мазовер, ко мне!". Обожаемый нами Александр Павлович , к этому времени уже не служивший в армии, безропотно потрусил к бывшему начальнику. Не знаю, каким был Александр Павлович в молодости, но в зрелые годы он чрезмерно опасался столкновений с начальством. Будучи председателем правления МГОЛС, он не раз подписывал какие-то случайные бумаги только потому, что кто-то надавил на него. Месяцами, а то и годами нам приходилось суетиться, что бы исправить сложившееся из-за этого положение. А Александр Павлович лишь виновато улыбался.
Из-за такой податливости Мазовера однажды я оказался в дурацком положении. Министерство сельского хозяйства, в котором действовал Кинологический совет, вдруг выпустило очередной циркуляр, касавшийся работы экспертов-кинологов. Документ этот являл собой конгломерат нелепостей. От имени МГОЛС я заявился к заместителю министра Гольцову и довольно легко доказал ему, что этим циркуляром пользоваться невозможно. Желая укрепить успех, я заявил также протест по поводу игнорирования Кинологическим советом мнения самой большой в стране кинологической организации при подготовке таких документов. Замминистра немедленно вызвал руководителя Совета и потребовал объяснений. Тот сказал, что все было согласовано с МГОЛС и действительно предъявил бумагу, завизированную А.П.Мазовером.


Я очень высоко ценил вклад А.П.Мазовера в собаководство, многому у него научился. В полном смысле слова он моим учителем не был, но мы много общались, часто вместе судили выставки и соревнования по всей стране, в течение нескольких лет ежедневно встречались на Казанском вокзале и ехали на работу в Вешняки. Я дрессировал там собак для слепых, а за забором располагался племенной питомник "Красной Звезды", которым руководил Александр Павлович.
Благодаря своей эрудиции, интеллигентности и доброжелательности Мазовер очень выделялся на общем фоне и легко располагал к себе людей. В юности он много сделал в разведении доберманов. Тогда у него была кличка Сашка-доберман. После войны Александр Павлович разводил немецких овчарок и другие породы в военном питомнике "Красная Звезда", игравшего очень важную роль в отечественном собаководстве того периода. Это была большая фабрика по воспроизводству собак. Там же отрабатывались основные направления в разведении немецкой овчарки.
Почти все восточно-европейские овчарки послевоенного периода были потомками трофейных собак, которых под руководством Мазовера эшелонами вывезли из поверженной Германии в 1945 году. У самого А.П. был знаменитый черный кобель Альф из питомника Геринга.
Мазовер был собаководом от Бога. Экспертиза его всегда была четкой, ясной и неоспоримой, глаз и вкус никогда не подводили. Он мгновенно находил контакт с самыми злобными и необузданными собаками и запросто влюблял их в себя. Да и сам обожал собак безмерно. Кроме того, он заботливо опекал собак, которые в этом нуждались. В холодных вольерах "Красной Звезды" помимо лохматых собак жили и короткошерстные - палевый дог Пурш, доберманша Нега и другие. А.П. их подкармливал в холодные дни, гулял с ними, чтобы они согрелись, не перепоручая бедолаг равнодушным солдатам. Иногда, когда не мог сам, звонил мне с просьбой погулять с его подопечными.
Мазовер написал несколько замечательных книг, которые и сегодня не утратили своей ценности. На советский дух и цитаты из Сталина и Лысенко в его книгах не стоит обращать внимания. Тогда это было условием для публикации. Лекции по собаководству он читал гениально и воспитал огромное число учеников.

ыставка МГОЛС, середина 70-х.
Избегавший конфликтов, Мазовер умел и ненавидеть. Я знал двух его неутомимых врагов - Евгения Яковлевича Степанова и его жену Елену Орловскую. Степанов был хорошим ветеринаром и квалифицированным экспертом- кинологом, страстным собирателем анималистической скульптуры. Красавица Орловская в молодости занималась балетом, в зрелые годы увлеклась кинологий и тоже стала судьей всесоюзной категории. Но мне кажется, главной страстью этой четы была борьба с Мазовером и другим специалистом по немецкой овчарке - Ю.И. Шар. Средства для борьбы они не выбирали.
В самом начале 60-х годов Степанов собрал московских специалистов и прочел лекцию о крипторхизме собак. Большинство из нас понятия об этом не имели. После лекции в правила экспертизы было внесено требование проверять собак на наличие этого дефекта. В целом инициатива имела положительный эффект. Но Евгений Яковлевич преследовал не только просветительскую цель. В своей лекции он привел ряд фактов широкого использования Мазовером и Шар крипторхов при разведении овчарок. Далее Степанов настойчиво внедрял в сознание собаководов и - главное - начальников служебного собаководства, что крипторхизм генетически сцеплен с пороками нервной системы, слабостью ушных хрящей и массой других аномалий, приводящих к утрате рабочих качеств собак, применяемых в Советской армии, на границе, органами безопасности и пр. Следовательно, такое подрывное разведение наносит серьезный ущерб армии и стране. Отсюда вытекал естественный для той эпохи, еще не забывшей сталинщину, вывод: в советской кинологии орудуют враги.
Не могу утверждать, что эта "критика" кинологами воспринималась всерьез, но курьезы случались. Оценивая овчарку с "мятыми" ушами, одна из судей в описании отмечала: "Уши со следами крипторхизма". Другие спецы призывали изъять из разведения всех потомков крипторхов Ингула и Тайшета. Сведения о крипторхизме этих самых популярных в свое время производителей были весьма сомнительны. Степанов и Орловская ссылались на сообщение инструктора по вязкам, их близкого приятеля. Проверить эти сведения было невозможно, так как ни Ингула, ни даже Тайшета давно не было в живых. А их потомками были около 90% поголовья восточно-европейских овчарок.
Борьба с наветом стоила Мазоверу и Шар цистерны крови. Просто отмахнуться от обвинений не удавалось, поскольку их всерьез рассматривали не специалисты, но бдительные люди в погонах, обличенные властью.
Когда эта кампания более или менее утихла, Степанов с Орловской объявили, что восточно-европейская овчарка сильно уступает по экстерьеру и рабочим качествам немецкой овчарке в Германской демократической республике и виновны в этом отставании все те же лица. Некоторые из аргументов, возможно, были справедливы: ВЕО были красивыми собаками, но несколько излишне удлиненными, крупноватыми и тяжеловатыми. Причем удлиненный формат приветствовался судьями. В описаниях отмечали "прекрасно растянутый корпус". О разводимой в ФРГ овчарке того периода мало кто знал и любая форма сотрудничества с Западной Германией исключалась. Так что реально можно было сравнивать наших восточно-европейских овчарок только с собаками ГДР. И совсем не факт, что разница была в пользу немецкой овчарки. В массе мы не могли видеть и собак братской ГДР, но те из них, что случайным самотеком попадали в СССР или были привезены закупочной конторой Зоообъединения, производили удручающее впечатление.
Широко использовавшийся сторонниками Степанова-Орловской немец Нитус, живший в "Красной Звезде", а затем отданный поклонникам в г.Горький, был очень труслив и нехорош собой. Мне пришлось в Горьком судить овчарок, когда ринг был заполнен в основном его детьми и внуками. С трудом в очень многочисленном ринге мне удалось оценить на "очень хорошо" 2-3 собак. Остальные были на оценку "хорошо" и "удовлетворительно".
Сторонники Степанова особенно последовательными были на Украине. Прошло немало лет прежде , чем стали раздаваться тревожные голоса о печальном состоянии породы в этой республике. ЦК ДОСААФ направил туда большую комиссию во главе с А.П. Мазовером. То, что они увидели, изумило даже опытных специалистов. Собаки были разнотипные, но в основном очень примитивного облика, мелкие, тонкокостные, взвинченные, со сваленными на сторону и завернутыми в кольцо хвостами. По результатам работы комиссии ДОСААФ принял постановление, в котором указывалось, что Степанов и Орловская нанесли ущерб собаководству и их деятельность должна быть пресечена.
Правоту Мазовера и Шар признали только потому, что она была более, чем очевидна.
Много лет и в целом успешно возглавляла разведение овчарок в Москве Юдифь Исаевна Шар. Москва была главным законадателем для всех регионов СССР и положение руководителя московского клуба означало полное доминирование и по всей стране. Как специалист, Шар пользовалась непререкаемым авторитетом, к ее словам прислушивались, результаты ее разведения впечатляли. По своему характеру она была полной противоположностью Мазовера: властная, резкая, обожавшая лесть, имевшая своих любимчиков среди людей и собак, не слишком склонная к объективности суждений. Не думаю, что она была хорошим организатором, но по неписанным законам тех лет, кто начальник, тот и прав.
"Овчаристы" были в основном простоватым народом, их не только не смущала грубость патронессы, иногда вполне добродушная, но они уважали ее отчасти именно за это. Для них она была своим парнем, и ее из года в год избирали руководителем секции ВЕО.
Впервые я столкнулся с Шар во время первых в моей жизни соревнований по буксировке лыжников. Мы с приятелем прибыли со своими доберманами на соревнования, волновались ужасно, а с правилами были знакомы поверхностно. Обратились с вопросами к главному судье соревнований Шар. В этот момент она ожидала начала выступления своего фаворита - прекрасного кобеля-овчарки Рейна. Мы отвлекли ее и, не слишком церемонясь с пацанами, она просто как-то брезгливо отмахнулась : "Отстаньте со своими доберманами". Полчаса спустя мы вновь вынуждены были обратиться к ней с вопросом, чем прикреплять нагрудные номера. - "Соплями своими". Это был такой изящный намек на наш возраст.
Позже, когда мы с ней даже подружились, я понял, что грубость отчасти была ее маской, она пыталась защититься от постоянно ожидаемых нападок, бесцеремонности. В обычной жизни она была вполне приветлива, любила гостей, прекрасно их угощала, в том числе незабываемыми фруктовыми салатами, понимала шутки и умела защитить симпатичных ей людей. Но власть сильно развращала и порой она не чувствовала границ.
Руководство ДОСААФ, отставные генералы и полковники, терпеть не могли Мазовера и Шар. Избавление от Степановой и Орловской не принесло ожидаемого облегчения. Воспользовавшись как поводом какими-то заявлениями о грубости Шар, ЦК ДОСААФ просто взял и отстранил ее от руководства клубом. А ведь на эту должность она была избранна собранием любителей породы. За Шар наиболее активно и действенно вступились в основном любители боксеров, доберманов, догов и ряда других пород, которых армия не использовала. Все эти породы давно были как бельмо на глазу для служак, не понимавших, зачем вообще нужны породы, которых нельзя поставить на пост. А тут еще и их владельцы, которые смеют голос поднимать. Грамотеи очкастые, они на законы, видишь ли, ссылаются, цитируют параграфы… Выгнать всех к чертовой матери из ДОСААФ. Отсюда и приказ о признании доберманов и пр. неслужебными породами.


В МГОЛСе я возглавил племенной совет и пригласил в него бывших ведущих овчаристов, оказавшихся не у дел, Шар и И.Л. Кузнецкую. Неожиданно для себя я столкнулся с угрюмым сопротивлением Александра Павловича Мазовера. Против приглашения деликатной и бесконфликтной Ирины Львовны Кузнецкой он ничего не имел, но Шар… Оказалось, что он не очень-то готов вновь терпеть ее рядом с собой. И не только из-за ее трудного характера.(Напуганная изгнанием из ДОСААФ, она растерялась, вела себя на удивление тихо, реально помогала молодым собаководам приобщиться к кинологии, стать специалистами.) Я думаю, что обретя, наконец, покой в МГОЛС и вполне отчетливо ощущая атмосферу поклонения собственному таланту, он не захотел ни с кем делить свой авторитет. Он предупреждал меня, что Шар создаст проблемы. Я не послушал.
В МГОЛСе впервые собаководы получили возможность самостоятельно формировать кинологические правила. В ДОСААФ такого отродясь не было. Правила нам спускали откуда-то сверху, нам оставалось только вытянуться по стойке "смирно" и неукоснительно их выполнять даже в тех случаях, когда они противоречили всему, включая здравый смысл. Например, запрещался один из основных методов разведения - инбридинг. Каждый случай применения инбридинга необходимо было согласовать с городским комитетом ДОСААФ. Это означало необходимость хождения по кабинетам, получение подписей у какого-нибудь майора-пехотинца.
В основу разработанных нами же в МГОЛС кинологических норм мы верили и уж, конечно, хотели, чтобы они соблюдались. Наше Общество состояло из клубов по породам, каждый из которых имел комиссию по разведению. Ежегодно эти комиссии создавали селекционную программу (план разведения) и затем утверждали ее публично на заседании общего Племенного совета. Иногда эта работа клубными комиссиями выполнялась грамотно и ответственно, иногда нет.
Утверждение плана разведения было фактически экзаменом на кинологическую зрелость и не всем легко давалось. В поисках популярности Юдифь Исаевна стала заигрывать с представителями разных клубов, закрывала глаза на их ошибки, нечаянные или даже намеренные. На этой почве у нас с ней возникли серьезные разногласия. Передо мной возникла дилемма: либо попросить Шар удалиться из комиссии, либо уйти самому. В МГОЛС у меня было много и других дел, я руководил клубом доберманов и бассетов, а вывести Шар из племенной комиссии означало вывод ее за границы собаководства вообще. Этого мне не хотелось, да и признаваться в правоте Мазовера относительно нашей общей подруги не хотелось тоже. Я потихоньку удалился из племкомиссии. Неловкости Шар не испытала. Более того, она присоединилась к моим противникам в Ветеринарном отделе Моссовета и приняла участие в подготовке постановления об исключении из МГОЛС нескольких членов его правления за нарушения указаний Моссовета. Так одна общественная организация(Моссовет) исключила людей из другой общественной организации(МГОЛС). В списке нарушителей оказался и я, несмотря на то, что ничего не мог нарушить, т.к. не был членом Правления. Да и нарушений-то не было вообще.
В уставе МГОЛС не значились породы собак, запрещенные к регистрации. Поскольку общество хорошо работало и было очень популярным, то к нам перешли со своими собаками владельцы пород, которых можно было регистрировать и в охотничьем обществе и в клубе служебного собаководства. Конечно, массовый исход подрывал другие клубы. Вместо того, чтобы улучшить свою работу и сохранить людей и собак, они пустились в демагогию и склоку. Стали доказывать чиновникам Моссовета, что если любители овчарок и ризеншнауцеров перейдут в МГОЛС, то их собаки утратят рабочие качества и не смогут соответствовать требованиям армии, а если в МГОЛС перейдут владельцы спаниелей, это подорвет охоту и также нанесет ущерб государству.
Список исключенных Моссоветом возглавляла Татьяна Никулина, входившая в состав правления и инициировавшая вступление в МГОЛС владельцев ризеншнауцеров, несмотря на возражения Моссовета. Я растолковал ее мужу знаменитому артисту Юрию Никулину, насколько нелепо и противозаконно карательное постановление. Запасшись аргументацией, он направился в оплот справедливости Моссовет. Решение не отменили, но Татьяну Никулину из расстрельного списка вычеркнули.
Вскоре к власти в стране пришел М.Горбачев, снял ограничения по созданию новых клубов по интересам. Вместе с друзьями я организовал объединение "Зоосфера". Здесь начался период моего счастливого собаководства.



Евгений Розенберг

Статья подготовлена по инициативе журнала "Если у вас есть собака"

Взято с http://www.dobermann-iz-zoosfery.ru/mgols-ru.shtml
Изображение


Вернуться в «Сплетни о собаках»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость